Романа Крызановска - Поэзия в движении
Интервью с Романой от 2003 года, где она рассказывает о Джо, о студентах и об обучениию
Grand Dame (by Suzanne Gerber)
Перевел Калмурзаев Марат
Романа Крызановска сохраняет видение мастера живым для поколений Пилатес-детей.
Все великие мировые традиции, будь то религия, дисциплина или культура, происходят от какого-либо одного источника, создателя, провидца. Исток нашей истории в 1920-х годах, когда Джозеф Убертус Пилатес показал свое видение полноценного фитнеса, и с тех пор система, которую он назвал Контрология, облетела планету. На сегодняшний день Пилатесом занимаются миллионы людей от Акрона (США) да Зимбабве. Единственная важная причина, по которой его метод сохранил оригинальный вид и изменил так много жизней, умещается в три слога: Романа.
Жизнь Романы Крызановска хорошо известна тысячам её учеников и, одновременно, остается окутанной тайной. Как фотокарточки Полароида, оставленные в ящике на восемь десятилетий, многие детали выцвели и размылись со временем. Одной из причин, по которой детали перестали быть кристально чистыми, является любовь Романы к дару жизни, здесь и сейчас. «Я не думаю о возрасте», - говорит 85-летняя великая леди Пилатеса, которая до сих пор может великолепно исполнить «Ножницы». Но любые великие традиции необходимо сохранить в истории, и мы нацелены описать жизнь наиболее полно, не только с позиции Пилатеса, но и то, как она жила каждый день. И так, поздней весной, во время ланча в любимом месте около студии True Pilates, которую она считала своим домом во время визитов в Нью-Йорк, Романа окружила себя родными и близкими, чтобы поговорить о Джо и Кларе, о её уникальном опыте в Методе, и о своей очаровательной жизни. Потягивая красное вино и нарезая стейк толстыми кусочками, Романа была весела и приветлива, и её искрящиеся голубые глаза всё еще могли очаровать официанта, вчетверо моложе её. С огромной помощью её дочери Шари и внучки Дарьи, а также с помощью руководителя студии True Pilates Тома, все эти воспоминания были собраны вместе.
Романа родилась 30 Июня, 1923 года, в Фармингтоне, в пригороде Детройта. Её родителями были Шари и Роман Крызановски, видный художник, известный, как русский граф, чьи работы выставляются в Музее Искусств Детройта. «Мое детство было фантастичным и полным красок», - вспоминает Романа, однако, когда ей было 4 или 5, её отец неожиданно погибает, и они с матерью перебираются в Дайтону, где жила ее сестра. В те времена Дайтона была диким местом, и Романа с соседскими ребятами играла в семейном зверинце, будучи неуместно одетой в милую блузку, юбку, ботиночки и кобуру с револьвером 32 калибра. «Там были крокодилы,» - объясняет она.
Когда Романе исполнилось 13, они переехали обратно в Детройт, и мать отдала её в балетную школу до переезда в Нью-Йорк в начале 40-х. В возрасте 17 лет Романа была зачислена в танцевальную школу Джорджа Баланчина, создателя легендарного Нью-Йоркского Балета. Был ли это чистый талант? «Они были русскими и полюбили мое имя», - сказала дива, и мне показалось, что она толкнула меня под столом. Я спросила, что она думает о своем учителе, великом танцевальном импресарио. «Я любила мистера Баланчина!» - последовал ответ.
Именно «мистер Б» лично сделал самое известное знакомство в истории Пилатеса, когда привел Роману к Джо Пилатесу в 1941 году. «Моя нога была травмирована (шпора в голеностопе), и мистер Баланчин, взяв меня за руку, сказал, что отведет меня к «тому самому» человеку», - вспоминает она. «Когда я пришла в студию, которая мне показалась немного необычной, мистер Пилатес посадил меня на большой стул и велел сидеть. Затем он сказал мне встать и обошел меня. Он держал мою стопу и попросил сделать пару Roll Up и Roll Down на деревянном щите. В тот день я сделала полную тренировку продвинутого уровня, и потом мы назначили занятия на три раза в неделю». Была ли она мгновенно обращена в метод? «Что ж, то, что он говорил, было очень интересным, но я не была уверена, сработает ли это».
Таким образом, Романа взяла паузу в танцах на одну неделю и посещала студию. «Через три дня я влюбилась в Пилатес», - сказала она с усмешкой. «Все было невероятным. Я полюбила всё в методе».
В последующие три года Романа приходила к Джо и Кларе настолько часто, насколько могла, но как минимум три раза в неделю и всегда по утрам. Не только её голеностоп стал здоровее, но и улучшилась техника танца, и, в скором времени, супружеская пара сделала её ассистентом в работе с другими клиентами, от боксёров и атлетов до танцоров и актеров, в том числе, и до богатых ньюйоркцев, таких, как Вандербилт.

В 1944 году, когда ей было 21, она встретила Пабло Мегийа – элегантного молодого перуанца, который сделал ей предложение то ли на втором свидании, то ли через пару месяцев встреч (смотря, кто рассказывает историю). Они переехали в Перу, где у них появились дети – Шари и Пол, и прожили сказочную жизнь, пока Пабло не погиб трагично через несколько лет после рождения детей. Романа вернулась в Нью Йорк, в студию на Восьмой Авеню, которую она так хорошо знала. Джо сказал Шари и Полу, что они теперь его «Пилатес-дети», и что они должны называть его «Дядя Джо». В студии он был грубоватым и деловым, но время от времени Джо, Клара, Романа и другие друзья общались в неформальной обстановке, иногда дома или в Germantown на верхушке восточной части Манхеттена, где они пили пиво, пробовали немецкую кухню, рассказывали шутки и танцевали, а Джо всегда курил свою фирменную сигару.
Среди всех образовательных и развлекательный мероприятий, за десятки лет работы в студии Джо и Клары, несколько событий особенно запомнились Романе. «Одна из самых забавных историй, когда странный мужчина пришел в студию», - вспоминает она. «Он взял тяжелый тренажер, взгромоздил его себе на спину и отправился к себе домой около Карнеги Холл (около 5 кварталов от студии). Джо проследовал за ним – в своих гимнастических шортах и с пистолетом, заправленным за пояс». (По всей видимости, это было в его привычке. Джо был известен своими пробежками по кварталу в своем нижнем белье, судя по всему, не обращая внимания на мелочи и прохожих).

Другая история, которую она любит рассказывать, гласит о мужчине на инвалидном кресле, который часто останавливался на углу улицы около студии и смотрел в её окна. «Джо, замечая этого искалеченного человека, поднимал на него взгляд, - рассказывает Романа, - и однажды он перешёл улицу и спросил у него, почему тот стоит здесь каждое утро. Мужчина ответил, что приходит посмотреть на танцоров. Мистер Пилатес подал мужчине 10 центов и сказал: «Я помогу тебе выздороветь». И он поднял его из инвалидного кресла, отнес в студию и положил на стол. Он работал над ним около месяца. Позже я увидела этого мужчину без инвалидного кресла. А в итоге он был способен ходить без трости».
Романа продолжала работать рядом с Кларой и Джо, всегда запоминая и ведя записи, которые сохранила до сегодняшнего дня. Когда Джо умер в 1967 году, Романа работала с Кларой еще 11 лет, пока Клара не скончалась. Оплакивая своих близких друзей и учителей, Романа продолжала вести студию и сохраняла метод живым.
На сегодняшний день Романа поддерживает плотный график обучений у себя дома в Fort Worth в Техасе, в студии True Pilates в Нью-Йорке, а также в международных центрах сертификации по ее программе Romana's Pilates. Несмотря на то, что она частенько работает семь дней в неделю, у неё не всегда есть возможность самостоятельно позаниматься пилатесом, хотя, по ее словам, ей очень нужны занятия, возможно не только от головной боли, но также для приятной растяжки на бочке или маленьких pumping на стуле. Она все еще устраивает лучшие вечеринки, с отличной едой, танцами и фирменным напитком – шампанским. Когда ее спрашивают, что для нее самое важное, она отвечает: «Мое преподавание на хорошем уровне, моя семья и друзья в порядке. Я ем прекрасную еду, ведь в противном случае, я не буду есть вообще. Я люблю ложиться спать рано вечером и вставать рано утром. Я всегда была ранней пташкой, это всегда был мой путь». С большей жадностью до информации, обычно спрашивают: «Как стать классным тренером Пилатеса и какой она видит свою роль в качестве учителя учителей?». «Что ж, - Романа отпила из своего бокала и широко улыбнулась, - всё просто. Я люблю свое дело».
Made on
Tilda