Марат Калмурзаев
Преподаватель классического метода Пилатеса, ментор школы Romana's Pilates, врач травматолог-ортопед, сертифицированный тренер AntiGravity
Интервью "Тренер с дипломом врача" для Fitness Expert
Он сменил стерильные операционные на пропитанные адреналином спортзалы и отточил до состояния скальпеля свои тренерские навыки. Марат Калмурзаев, руководитель образовательной деятельности (в 2018 году) студии Mind Body Studio by World Class, сертифицированный тренер Romana's Pilates и AntiGravity о том, как и почему вместо медика он стал фитнес-инструктором и адептом культа здорового образа жизни, о преданности гуру фитнеса и об изменениях в человеческом теле.
Конечно, главный вопрос: почему вы стали тренером?
Я был студентом-медиком, учился на врача травматолога-ортопеда. И параллельно очень увлекался групповым фитнесом. Комбаты, стретчинги, пампы… Я интенсивно занимался в одном из фитнес-клубов.

Студенту медицинского вуза, загруженному с утра до вечера, очень трудно было найти подработку. Кто будет брать сотрудника, который может посвятить ей час-два в день? Однажды в моем клубе проходил день самоуправления, когда клиенты вставали на места инструкторов, и я, конечно, решил в нем поучаствовать. Супервайзер клуба отметила мои задатки инструктора и предложила попробовать заняться этим профессионально.

Я прошел полный курс обучения в Федерации фитнес-аэробики. Это было непросто: иногда даже прогуливал лекции по офтальмологии (потом наверстал), но я добился своего — получил необходимые документы и начал работать тренером.

Конечно, дальше меня ждали и другие сложности: я стал учителем там, где недавно был клиентом. Но в итоге я отработал там пять лет. И все это время продолжал учиться в вузе, получил диплом, работал в ординатуре. Делал операции, потом торопился, бросив скальпель, чуть ли не в крови, провести боди-памп, работал без выходных: будни — это работа врача и ординаторская работа, выходные — фитнес. В общем, это были интенсивные времена. После окончания ординатуры принял решение, что хочу работать в фитнесе. И именно здесь я могу применить все свои медицинские знания.

Конечно, такие знания помогают в работе тренера, а вот была ли у вас обратная зависимость, когда тренерская деятельность помогала медицинскому образованию?
Например, занятия фитнесом, в частности пилатесом, помогали мне лучше выдерживать четырех- и шестичасовые операции. Если бы не укрепление корсета мышц, не умение держать осанку, «вытягивать» спину, физическое напряжение просто разрушило бы меня. Потому что периодически случались операции, которые могли длиться весь день, если бы не сила мышечного корсета и умение контролировать себя, возможно, все было бы хуже
Не жалеете, что оставили медицину?
Я не считаю, что я ее оставил. Я уверен, что я еще в ней. Медицина же бывает разная. Что больше медицина: сидеть в кабинете, выписывать рецепты, даже не смотря на пациента, или целый час работать с ним, пусть и не в здании с красным крестом, но помогать ему и улучшать его качество жизни, помогая ему жить без боли?

То есть можно сказать, что вы поменяли специализацию?
По специальности я врач травматолог-ортопед. Да, я стал меньше заниматься острой травмой, хотя до сих пор многие мои друзья и коллеги прибегают ко мне с просьбами о помощи, когда что-то подвернут, где-то заболит или заколет. Но ортопедию я не оставил. Конечно, я стараюсь не превышать полномочий. Здесь, в студии, нет рентгеновского аппарата, и все новые проблемные клиенты в обязательном порядке отправляются на МРТ и снимки, но после полученных результатов исследований я применяю все свои знания, чтобы помочь человеку.

То есть напрямую с работой врача я не прощался, просто я не работаю в больнице. Я начал больше погружаться в идеи реабилитации, в работу со сложными телами. А сложные они у всех.

Именно так вы пришли к пилатесу?
Это было постепенно. Сначала окончил внутренние курсы, потом начал двигаться в международном направлении. Два года учился в американской школе Romana's Pilates, получил международный сертификат. Теперь уже сам обучаю тренеров этому направлению классического пилатеса
Когда же в вашей жизни возникла AntiGravity?
Это классный вид фитнеса. Когда мы решили открыть эту студию, поняли, что хотим видеть здесь и AntiGravity. Я не мог управлять студией, где есть виды фитнеса, в которых я не разбираюсь. В 2015 году прошел курс AntiGravity Fundamentals и понял, что не все в нем так просто, как мне казалось. Это не десять упражнений в гамаке, это мощная собственная философия. Поэтому мы не воспринимаем его как дополнение к пилатесу. Это отдельный и очень важный вид фитнеса, даже не требующий на самом деле никаких дополнений.
В одном из своих постов в Facebook вы писали: «Начните заниматься пилатесом. Не ждите проблем с телом и сознанием». С телом все ясно — это физические упражнения. Что же он дает сознанию?
Отвечу четко: выделяется пять элементов сознания, которые напрямую задействуются в пилатесе, — память, интуиция, интеллект, сила воли, воображение. Причем задействуются они как у клиента, так и у преподавателя. Вы запоминаете упражнения, технику их выполнения — тренируете память. Представляя различные образы, тренируете воображение. Просыпаясь в шесть утра, чтобы попасть на тренировку в восемь, вы тренируете силу воли. Выучивая новые названия, новые упражнения, изучая историю пилатеса, вы тренируете интеллект. Получая новый опыт, глядя вперед, вы укрепляете интуицию.
И вы полностью согласны с этой формулировкой от Джозефа Пилатеса? За время, что вы занимаетесь и работаете, не появилось каких-то собственных теорий?
Мое личное мнение, что Джозеф Пилатес был гением. Иногда мне действительно хочется что-то добавить. Но потом я понимаю, что все уже есть, просто я мог чего-то не знать. И это понимание приятно: с ним приходит осознание, что ты двигаешься в нужном направлении.
В AntiGravity вы тоже погружаетесь так — с головой? Ведь Кристофер Харрисон, который создал его, тоже человек легендарный, и направление это тоже с глубокой философской составляющей?
Мне очень близка его философия! Это некий умеренный fun, веселье, которое нам всем необходимо. Но оно соединяется с пониманием того, что происходит вокруг, и это золотое правило AntiGravity — постоянное взаимодействие с гамаком. Идея в том, что в мире ты не один и можно контролировать не только себя, но и что-то вокруг себя. На самом деле в AntiGravity происходит практически то же, что и в пилатесе: есть создатель, гениальный изобретатель, и вокруг него формируется движение. Я рад, что принадлежу именно к оригинальному направлению AntiGravity. Но есть множество, как говорится, реплик. К счастью, у AntiGravity есть больше юридических законных прав на свою методику. Потому что Пилатес в свое время не успел ничего запатентовать.
Ваши ближайшие планы на будущее… Не возникает желания вернуться к активной медицинской деятельности?
Периодически подобные мысли у меня всплывают. Но та ситуация, которую я вижу в нашем здравоохранении, меня пока не привлекает. Поэтому ближайшие планы на будущее — развиваться в направлениях пилатеса и AntyGravity. И мне очень хотелось бы быть достойным преподавателем в этих областях. Я бы хотел передавать свои знания другим людям, но лишь при условии, что я могу и готов это делать. Потому что в наше время слишком много псевдоучителей. А люди достойны получать качественное движение!
Александр Стрига, спасибо за интересную беседу!
Made on
Tilda